Загадки эволюции

Итак, игра. Настольная. Нет, не шахматы. Даже не преферанс. Есть ли тут вообще предмет для более-менее серьезного разговора? Попробуем разобраться и начнем, пожалуй, издалека.

Стремление к первенству, наслаждение соревновательным процессом и его результатом (если он позитивен, конечно; если нет, то жажда реванша), – неотъемлемая часть человеческой природы, которая в той или иной форме проявляется всегда, чем бы мы ни занимались.

Сублимацией вышеперечисленных страстей является игровое поведение, которому все возрасты покорны, а также спорт как упорядоченная форма такого поведения. Оспаривать колоссальное значение данного явления, как личностное, так и социальное, глупо – достаточно оценить объем вложений в профессиональный и массовый спорт (ну и обороты игровой индустрии, конечно).

Что касается спорта, то его развитие идет по пути увеличения разнообразия. О таком количестве дисциплин, как на последних олимпиадах, барон Де Кубертен не мог даже и мечтать. Видов же, олимпийского статуса не имеющих, и того больше.

Почему это важно? Потому что профессиональный спортсмен – всего лишь верхушка пирамиды. Ниже – любители разной степени вовлеченности, а в основании – масса людей, прошедших через систему подготовки, но не проявивших должного таланта или желания. Но ведь человеческие способности фантастически многогранны! И то, что ты застрял у основания одной пирамиды, вовсе не означает, что другая не покорилась бы тебе с легкостью. Не дано бегать быстро? Зато можешь делать это долго. Недостает гибкости? Зато кулаком бьешь, как конь копытом. Слишком строен для регби? Зато с мячом в ногах обводишь полкоманды. Вероятность того, что конкретный человек обладает каким-то специфическим талантом, конечно, не абсолютна, но тем не менее довольно велика. Именно поэтому пирамид должно быть много. Чтобы у начинающих спортсменов был большой выбор, а у наставников – возможность передавать друг-другу тех, кто не подходит для одной дисциплины, но вполне может выстрелить в другой. Чтобы не убивать на корню мотивацию новобранцев заведомо неподъемной конкуренцией и отсевом в никуда. Чтобы как можно большее их число, постепенно перебирая варианты, как можно дольше оставалось в поле притяжения большого спорта. Проигравших не будет. Кто-то найдет свою дорожку к чемпионству, а кто-то, даже сойдя в итоге с дистанции, обретет здоровый дух в здоровом теле и стойкие навыки сохранения этого богатства на протяжении всей жизни.

Вы можете понастроить гламурные фитнес-клубы на каждом углу, но средний обыватель будет вспоминать про годовой абонемент за пару недель до его окончания, поскольку не имеет ни соответствующих знаний, ни внутренней потребности в хорошей физической форме, ни самодисциплины. Напротив, человеку со спортивным опытом, даже если он ограничивается какой-нибудь детско-юношеской школой, вполне достаточно дорожки в парке и турника во дворе.

Да, а чтобы ребенок в эту самую школу по собственной воле пошел, жертвуя беззаботным времяпровождением в пользу тяжелого труда, как раз и необходим антураж большого спорта со всеми его титулами, наградами, брызгами шампанского и восторгами болельщиков. Здоровые амбиции – главный мотиватор.

Наконец, при таком угле зрения уже не кажется странным или избыточным наличие, скажем, десятков видов бега или плавания, нескольких версий футбола, отличающихся формой мяча и высотой ворот, многочисленных гоночных серий, в которых меняется лишь дизайн кокпита да объем двигателя, или уймы всяческих единоборств, по разному определяющих, за какие части тела хватать можно, а за какие нельзя. То, что не стремится к усложнению, рано или поздно упрощается до абсолютного нуля.

Так, простите, но какое отношение все это имеет к настольным играм? Непосредственное.

Надеюсь, никто не станет спорить с тем, что великолепием современной цивилизации мы в первую очередь обязаны своему интеллекту. Мозг – наше главное эволюционное преимущество, наш инструмент выживания и развития, наша гордость. Нуждается ли он в постоянной тренировке? Да. Годятся ли тут методы, имеющие основой упомянутое выше игровое поведение? Вполне. История разного рода интеллектуальных состязаний насчитывает многие тысячелетия.

Но вот, что интересно. При всем богатстве проявлений игрового поведения львиную их долю на данный момент составляют такие формы активности, в которых главенствующую роль играют сугубо физиологические, механистические, я бы сказал, параметры. Скорость, сила, выносливость, гибкость, реакция, координация и тому подобные. Простой пример, дабы не быть голословным. Во всероссийском реестре видов спорта, развиваемых на федеральном уровне, представлены почти полторы сотни позиций. Многие из них разбиты на дисциплины, общее количество которых идет на тысячи. При этом видов, которые можно отнести к интеллектуальному спорту, я насчитал всего четыре: шахматы, шашки, го и бридж. Не густо.

Получается странная, на мой взгляд, картина. С дерева мы слезли миллионы лет назад, охотой и собирательством не живем уже многие века, даже элементарным физическим трудом значительная часть населения занимается крайне редко. Личный, социальный, профессиональный успех современного человека от силы и ловкости зависит в последнюю очередь. В первую – от памяти, эрудиции, смекалки, внимательности, хитрости (тоже физиология, разумеется, но гораздо более сложная и неразрывно связанная с тем самым уникальным продуктом эволюции). Однако, когда речь заходит об удовлетворении объективно существующей страсти к соревнованию, мы как-будто возвращаемся в первобытное состояние, где соперника необходимо перебегать, подавить массой или скоростью рефлексов, а то и вовсе настучать ему чем-нибудь по драгоценной голове.

Утрирую, конечно, – не без этого. Понятно, что значение физической культуры огромно, а спорт – это ее локомотив. Понятно, что одерживать победы, вообще не включая мозги, невозможно практически нигде. Понятно, что в тех же абстрактных интеллектуальных играх весомую роль играет комбинаторика, не имеющая прямого отношения к тому, что в обиходе называется умом. Наконец, понятно и то, что движение (драйв, экшн, если использовать модные нынче англицизмы), лежащее в основе любого “телесного” спорта, – это зрелищно, а потому более востребовано публикой и коммерчески выгодно. Все так. Однако же, полутона полутонами, но никто, будучи в здравом уме и твердой памяти, не скажет, что метание молота и шахматы не имеют принципиальных отличий. Имеют. И результаты длительного увлечения этими видами спорта, если подойти к вопросу статистически, будут разными. Как ни крути, а работают лучше те органы, которые активнее используются, поэтому находящийся в тонусе и регулярно решающий сложные, пусть даже и относительно узконаправленные, задачи мозг будет успешнее справляться и со всеми прочими выпадающими на его долю испытаниями.

Отнюдь не случайно те же шахматы были любимы многими выдающимися людьми от Тамерлана до Льва Толстого и очень часто сопутствуют хорошему образованию и высокому социальному статусу. Отнюдь не случайно золотой век этой игры совпал с эпохой величайших открытий, когда человечество шагнуло в космос и приручило атомное ядро. Причинно-следственные связи тут, конечно, не прямые, но вполне очевидные.

А вот теперь можно еще раз пробежаться глазами по тем абзацам, где говорилось о разнообразии спортивных дисциплин, после чего задаться простым вопросом: справедливы ли эти рассуждения для спорта интеллектуального и существует ли, скажем так, мозговой аналог физическую культуры? На мой взгляд, да. И массовость в данном случае важна ничуть не меньше, особенно если учесть, что в мире виртуальном, куда мы с вами в последние годы все активнее погружаемся, безоговорочно главенствуют совсем уж примитивные рефлексы.

К чему я клоню? Нет, не к тому, разумеется, что надо запретить все виды спорта, связанные с двигательной активностью (и компьютерные “стрелялки” заодно), а всех желающих посоревноваться – насильно усаживать за стол. Но дисбаланс выравнивать все же надо. Как? Рецептов можно придумать множество, но один из обязательных лежит на поверхности: так же, как лидеры олимпийского движения превращали междусобойчик немногочисленных энтузиастов в явление глобального масштаба. Разнообразие, максимально возможный охват аудитории, широкий простор для честолюбия.

Этот процесс на самом деле идет, хоть и очень медленно. Вплоть до конца двадцатого столетия олицетворением и безоговорочным гегемоном интеллектуального спорта были многократно уже упомянутые шахматы. Других вариантов сделать спортивную карьеру не мышцами, а головой практически не было. Однако на рубеже веков появилась реальная альтернатива – го. Выбравшись за пределы восточноазиатской прародины, эта игра не столько потеснила фаворита, сколько создала еще один центр притяжения, привлекая неофитов оригинальностью и философским флером.

Продолжением логики увеличения разнообразия и побочным эффектом распространения го по Европе как раз и стали точки – игра, которой посвящен наш сайт. Тому были как субъективные, так и объективные предпосылки, но в целом подобное размножение почкованием – обычное для спорта явление. Обычное и – надеюсь, что после прочтения данной статьи вы с этим согласитесь – полезное.

Александр Парфенов
5 января 2021 года